Артемий Троицкий: «Сердючку стоило бы похоронить, а из похорон устроить пиар-акцию»

Артемий Троицкий: «Сердючку стоило бы похоронить, а из похорон устроить пиар-акцию»

Музыкальный критик рассказал о том, в чем поддерживает Майдан, что Европа — не панацея от всех проблем, о материнстве Аллы Пугачевой и о том, как всех телеведущих заставляют прогибаться

Практически живаялегенда — музыкальный гуру, теле- и радиоведущий Артемий Троицкий приехал в Киев со своим диджейским сетом в рамках Jazz&Lounge фестиваля. Гость из Белокаменной заранее позаботился о своем внешнем облике и одежду выбрал в стиле украинского флага — на сцену вышел в желтом пиджаке и голубой футболке. На пиджак, как признался сам Артемий, не пожалел 1 тыс. евро. «Специально пошел в один московский магазин, где продают эксцентричную одежду. Зашел, издалека его увидел и пикировал на него. Таким образом приоделся». Сразу после двухчасового сета Троицкий поехал на Майдан.

— Артемий Кивович, как у сына политолога и убежденного коммуниста не могу не спросить, что вы думаете о политической ситуации в Киеве. Есть надежды, что все решится без кровопролитий? 

— У этой истории две медали. Медаль первая — Европа дробь Россия, медаль вторая — Янукович дробь Азаров. Первая медаль и привела к возникновению Майдана. Я часто бываю как в Европе, так и в тех странах, которые к Евросоюзу присоединились недавно и считаю, что Евросоюз — не магический ответ на вопросы и не решение всех проблем. Есть плюсы и минусы, причем для одних областей плюсов больше, для других меньше.

Мне странно, что Крым против Евросоюза. Это та часть Украины, которая больше выиграет от вступления в Евросоюз как непроизводственная курортная область. Из Крыма могут сделать мировой курорт. То же самое касается и Киева. В Донецке и Запорожье могут быть минусы. Но это не значит, что, если Украина станет членом Евросоюза, на улицах Донецка будут гулять голодные волки. Хороший менеджмент и заботливое отношение к людям и экономике могут хорошо сработать. Но сейчас я солидарен с Майданом на 100% по многим причинам.

Что касается России, то это давно не та страна, с которой приятно вместе «гулять по просторам». Точнее со страной Россией сейчас совершенно не весело «гулять», хотя просторы имеются обширные.

— Если музыка по-прежнему ваша страсть, то сколько в день вы этому наслаждению предаетесь? 

— Я слушаю примерно тридцать дисков в неделю. День на день не приходится. Когда готовлю радиопрограмму, слушаю музыку полный рабочий день — по 8—10 часов. Я не утратил интереса и вкуса к музыке. Если бы почувствовал пресыщение, прекратил бы это делать.

— В своих суждениях вы часто не скупитесь на критику без купюр, называя конкретные имена. За острый язык приходилось серьезно страдать?

— Не настолько серьезно, как, скажем, Анна Политковская или Олег Кашин, которые были или убиты или покалечены. Но я пережил семь судебных дел. Весь 2011 год прошел у меня под девизом судебных разбирательств. Почти все дела я выиграл, но год был неприятный. Можно сказать, что мне еще повезло: в тюрьму не попал и у подъезда с прутьями меня никто не встретил. Но я не исключаю, что это еще может произойти.

— Звезды шоу-бизнеса, к которым вы безжалостны, не критиковали вас?

— Наши звезды, как и политики, циничны и аморальны. Есть хорошее русское выражение: «Хоть ссы в глаза — все божья роса». Политиков волнует лишь власть, а звезд — деньги. Аудитория какого-нибудь Стаса Михайлова, Валерии или Тимати меня не читает и, скорее всего, вообще не знает, кто я такой. В прошлые времена, когда я был телезвездой и вещал на миллионную аудиторию, влиятельности у меня было больше. Но для меня важно, что я не прогибаюсь. Если бы я шел на компромиссы, то сейчас мог бы стать большим начальничком с огромными окладами, но при этом не уважал бы себя и жил не той жизнью, какой хочу. Я такой стихийный экзистенциалист — для меня главное жить в мире и гармонии с собственной совестью.

— Именно по этой причине вас не пускают сегодня на крупные федеральные каналы? Вы же умнее многих тех ведущих, которые сегодня есть в ящике.

— Чтобы оказаться на крупных каналах, иметь ум не обязательно. Достаточно быть смазливым, болтливым и уметь правильно вылизывать те места, которые положено. Все наши журналисты, работающие на ТВ, в той или иной степени конформисты, все приспосабливаются и играют по правилам, которые не они придумали. Прогибаются все телеведущие на всех каналах. С разной виртуозностью. Неизвестно, что лучше: быть милым и убедительным в своем прогибе, как Познер, или трешевым, как Киселев или Мамонтов. Я больше симпатизирую Познеру. Он цивилизованный человек, но я его жалею и сочувствую. Думаю, он живет двойственной жизнью.

— Собчак заслуженно занимает то место на ТВ, которое занимает?

— Она полностью заслужила все, что имеет. Ксюша — человек фантастической работоспособности. У меня ощущение, что она спит по четыре часа в сутки, но она авантюристка в полном смысле этого слова. Ей нравится интересно, активно жить, ввязываться во всякие истории. Мои к ней претензии скорее морального свойства. Не нравится мне ее заведомо компромиссная позиция — и нашим, и вашим. Знаю, что Ксюшей интересуются, она в поле зрения, но сказать, что люди ее уважают и тем более верят, не могу. И думаю, что виновата в этом только она. 

— Свой первый музыкальный кавер вы сделали на песню Аллы Пугачевой «Королева». Есть ли сегодня в репертуаре великой певицы песни, над которыми вам хотелось бы музыкально поизощряться?

— Я жалею, что Пугачева не прекратила карьеру в 89-м или 90-м. Тогда она ушла бы на взлете, в период расцвета своего творчества. Все, что она делала на протяжении 90-х, не говорю о нулевых — это скольжение вниз. На мой взгляд, ни одной хорошей песни за четверть века у нее не было.

— Когда-то вы были дружны. Верите, что они с Максимом обрели счастье с появлением детей? Некоторые думают, что это очередной пиар.

— Одно дело, когда ради пиара наши певцы-гомосексуалисты придумывают себе невест, а потом расстраивающиеся свадьбы. Это убого, грязно и пошло. Что касается детей Пугачевой, думаю, это вполне может быть глубокой человеческой историей. У Аллы была только одна дочь. В те времена мы еще дружили, и я знаю, как складывалась жизнь. Алла родную дочь не видела. Кристина жила у бабушки, а она занималась творчеством, гастролировала, репетировала… Можно сказать, что полноценного материнства у нее никогда не было, но наверное, ей очень хотелось этого. Надеюсь, что сейчас она сможет это испытать. 

— В украинской музыке вы выделяли «Океан Эльзы» и Андрея Данилко. Сейчас того же мнения? 

— Верка Сердючка была удачной выдумкой, интересным анекдотом, но всякий анекдот хорош, когда его рассказывают один раз. Когда он затягивается на много лет — это полная тоска. Что сейчас он делает — понятия не имею. Дай Бог, чтобы он придумал что-нибудь новенькое. Если он смелый человек и талантливый парень, то Верку Сердючку стоило бы похоронить, а ее похороны превратить в большую пиар-акцию.

Раньше я любил украинский рок, конца 80—90-х. Это было прекрасное, вдохновенное время. ВВ, «Казма-Казма», «Океан Эльзы». Вакарчук — прекрасный автор и вокалист. Из последнего, что я слушал, на меня произвела впечатление труппа «ДахаБраха». Все остальное — «Бумбокс», Иван Дорн… Вторичная западная музыка пятнадцатилетней давности, иногда качественно сделанная.

Читайте также:»Океан Эльзы» выступил в «золотом» составеГалина Волчек: «У меня нет и не было преемников»Ротару бросят на Новый Год, а Потапу и Насте не хватает концертов

Похожие публикации


Комментариев пока нет.

Ваш отзыв

Деление на параграфы происходит автоматически, адрес электронной почты никогда не будет опубликован, допустимый HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

*

*